Почему старик Найдёнов простил насильников своей дочери?



Иногда в письмах или на встречах читатели обращают внимание вот на какое противоречие в моём романе "Зима торжествующая": один из главных героев его - старик Найдёнов, будучи человеком крайне энергичным, по характеру эдаким несгибаемым борцом, почему-то прощает своего соседа алкоголика Сашко, который когда участвовал в изнасиловании его дочери.

Для тех, кто впервые слышит об этом романе, немного напомню сюжет: действие разворачивается вокруг поджога дома в центре Москвы. Жилое здание, расположенное в лакомом для строителей месте, сожгли неизвестные, в результате чего погибло множество людей. А двое журналистов независимой газеты занимаются расследованием происшествия. В ходе него они знакомятся с местным активистом Найдёновым, который многие годы возглавлял защиту пострадавшего дома от разных строительных хищников и подкупленных ими чиновников. На сторону нападавших переходили и жильцы дома (разумеется, не безвозмездно), включая местного алкоголика и смутьяна Сашко, человека с уголовным прошлым. Однажды, в начале 2000-х нанятые какими-то из строителей бандиты в качестве меры устрашения при содействии Сашко похитили единственную дочь Найдёнова, изнасиловали её и бросили в зимнем лесу. Вернувшись домой, девушка покончила с собой, а сам Найдёнов впал в глубокую депрессию и повредился умом.

Это человек крайне энергичный, эдакий ангел мести, в спорах, которые пронизывают роман, призывающий уничтожать угнетателей, мстить ворам, и так далее. По его представлениям, без репрессий невозможно моральное очищение и возрождение страны. Однако, вопреки самому себе, он не препятствует своей жалостливой, несчастной жене помогать тому же Сашко, уже на момент действия окончательно спившемуся алкоголику, с продуктами, деньгами, и так далее. Вот меня и спрашивают: разве нет в этом противоречия? Да, я согласен, что подобное великодушие в жизни встречается редко. Но Найдёнов по моей задумке - образ собирательный, объединяющий целые пласты интеллигенции, идейно потерявшейся в годы буржуазного триумфа. И мне казалось, что изображая несчастного, озлобленного человека, в то же время жалеющего бывшего обидчика, теперь окончательно опустившегося, я затрагиваю вопросы и ближайшего будущего, вопросы неизбежной расплаты нынешних воротил за совершённое в последние три десятилетия.

Настанет час мести, и этот час будет определять и направление, в котором двинется Россия. Нельзя просто забыть о преступлениях различных гайдарочубайсов - это окажется новым и ещё большим преступлением. Ведь в результате "реформ" погибло множество людей - кто от голода, кто от холода, кто став жертвой расовых чисток в Средней Азии или "демократической" сегрегации в Прибалтике. Не наказать никого за этих невинных означает предать память погибших. Это безнравственно, а безнравственная страна не имеет будущего. Но в то же время погрузиться в кровавый хоровод, подобный тому, что пережила страна в 30-е годы прошлого века - тоже не вариант. Увлёкшись местью, залившись кровью, можно лишиться человеческого и в себе.

Поэтому Найдёнов и прощает Сашко, которого достаточно наказала судьба, делая первый шаг к умиротворению и успокоению, к торжеству гуманизма, который так необходим всем нам...

Если хотите прочитать краткую версию "Зимы", она бесплатно доступна на сайте журнала "Москва", за полной же приглашаю сюда.

Комментариев нет

Технологии Blogger.