Кто уничтожил больше храмов - Сталин или Екатерина Вторая?




Мой недавний небольшой текст об Исаакии вызвал шквал какой-то неадекватной критики. Я получил сразу несколько возмущённых писем, где меня обвиняли в чём угодно - начиная от ненависти к церкви и кончая презрением к России и её святыням. Красной линией через всю эту эпистолярность проходит: вот вы, сволочи-коммуняки, как уничтожали церкви, так и сейчас стремитесь к тому же!
Тут уж пришла моя пора возмутиться: да, действительно, было множество ошибок, преступлений против истории, когда церкви, монастыри, необдуманно разрушались. Но на деле уничтоженные в эпоху Сталина религиозные памятники составляют лишь малую толику ото всех прекративших существование на нашей земле храмов и церквей. Большая же их часть погибла сама собой или исчезла в результате деятельности властей или самой церкви.
Дело в том, что изначально монастыри, крупные храмы, были не только религиозными центрами, а чаще являлись своего рода форпостами на границах княжеств. В период феодальной раздробленности они выполняли военные функции, получая огромные пожертвования от светских властей. Но со временем, с изменением ли границ конкретных уделов или с централизацией России в целом, свои функции теряли. Братия понемногу покидала обитель, и туда являлось запустение, стены и каменные строения постепенно растаскивались местными жителями, а пожары довершали разрушение. Пожар - вообще страшный враг средневекового здания. В истории практически любого сооружения тех лет именно пожары играют роль своего рода вех. Мнение, что огонь камню не страшен, несправедливо. На деле от него он крошится, теряет свойства, и зданию часто требуется перестройка. Это и сегодня стоит колоссальных денег, а в древности, да ещё в среднерусской полосе, где не было значительных источников стройматериалов, которые требовалось заказывать и привозить, вообще было делом разорительным. Достаточно сказать, что строительство храма чаще всего велось десятилетиями (а то и веками), ремонт же зачастую был сравним с ним по масштабам работ. Иногда сгоревшую церковь попросту забрасывали, не имея возможности её восстановить.
Свою роль в православной архитектурной истории играли набеги и нашествия на Русь, которых было в целом больше трёх сотен, а также последовательное снижение влияния церкви. У нас, как писал Белинский, "церковь всегда была служанкой государства", чем бы это ни объяснялось - прагматичностью ли народа, как полагал классик, тем ли, что в истории нашей страны перевешивающую роль всегда играла армия, управляемая светскими властями. Церковь последовательно терпела поражение в битвах с государством. Иван Великий ограничивал её возможности, Иван Грозный - уже назначал иерархов сам, Пётр Великий сделал РПЦ частью госаппарата с созданием Священного Синода. А вместе с влиянием она также последовательно утрачивала и ресурсы, возможности для дорогостоящего содержания собственности.
Самый мощный урон ей нанесла Екатерина Великая своим актом о секуляризации 1764 года. Согласно ему монастырские земли фактически поступали в распоряжение казны, а сами монастыри делились на три разряда и содержались государством. В этот реестр в те годы вошёл всего 161 монастырь из более чем трёхсот существовавших на тот момент. Конечно, их никто не взрывал, но со временем многие из них постепенно разрушались и дошли до нас только в легендах и летописях. То есть фактически императрица подписала смертный приговор буквально половине обителей, существовавших тогда в стране. При Сталине история выглядела несколько иначе. В частности, при советской власти перестали действовать почти 80 процентов храмов (около 50 тысяч их было в РИ 1914-го года, и 7 тысяч - в СССР 1987-го), и почти все монастыри - из 1025 обителей в конце советской власти работали лишь 15. Но коренное отличие подходов в том, что если при царизме ненужные сооружения просто забрасывались и в конце концов исчезали, то в советское время их приспосабливали под различные нужды, под музеи (как московский Донской монастырь), склады (как знаменитый Соловецкий), и так далее. Большинство культовых мест дошли до наших дней, не были как-то повреждены и не подвергались перестройке. Более того, их даже реставрировали, что в РИ было делом редким и осуществлялось не систематически, а именными повелениями государей.
Если говорить о цифрах, то в России сегодня около 900 действующих монастырей (455 - мужских, 471 - женских), а так как новые обители у нас почти не появляются, то можно с уверенностью говорить,что речь идёт о тех из них, что возобновили свою работу после 70-летнего перерыва. С храмами сложнее - сегодня их около 40 тысяч только в России (во всей РИ было, напомню, 50 тысяч), но судить о том, сколько из них дошло до нас с дореволюционных времён, а сколько построено сегодня - сложно, поскольку церкви строятся часто и много.
Важный момент, который стоит учитывать, состоит и в том, что на состояние храмов, если они не были культурными памятниками, влияло и отношение к религии в СССР, особенно первых 20-30 лет. В церковь ходить было стыдно, неудобно, паства большинства приходов серьёзно сократилась, а в то же время именно прихожане составляли основной источник доходов церкви. Храмы забрасывались, зарастали травой и в конце концов погибали и без участия большевиков.
В итоге складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, да, при Сталине действительно рушились церкви, и в результате этого многие памятники не дошли до наших дней. Однако, всё-таки кратно больше их погибло по естественным причинам в дореволюционную эпоху. Стоит заметить и то, что в советское время и отношение к памятникам старины было более бережным, чем при царизме. Причём причина этого скорее в цивилизационных, временных особенностей, а не свойствах самого строя. Наши предки в средние века ещё не знали того уважения к истории, которое стало признаком нашей эпохи (музейное дело принесла с собой только Великая французская революция), и перестройка, даже уничтожение древних храмов, не вызывали в обществе никакого протеста, особенно если сносимое здание заменялось новым, более современным и торжественным.
Удивляет то, что оплакивающие храмы, разрушенные коммунистами, совершенно забывают о гораздо большей массе тех из них, что разрушились в результате деятельности светских властей при царизме или от естественных причин. Впрочем, это особое отношение нам часто приходится терпеть: ведь и палачи царя-мученика Николая Второго - страшные звери и подлецы, в то время как царей, погибших в результате дворцовых переворотов, как, к примеру, Павел Первый, почему-то мучениками не считают, а их убийц злодеями не провозглашают...

Комментариев нет

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Технологии Blogger.