О безусловной поддержке Мадуро или два слова о венесуэльском социализме


Сразу оговорюсь: в конфликте между Венесуэлой и США я полностью на стороне народа мятежной республики. Уверен, что судьбу страны должны решать в Каракасе, а не некие мутные деятели из Вашингтона. Однако, в этом конфликте мои симпатии не на стороне конкретно Мадуро, не совсем приятного человека (хотя оппоненты его в тысячу раз хуже), а на стороне справедливости вообще, под которой я подразумеваю в т.ч. и право народов на самоопределение.
Однако, хочу воспользоваться опытом Венесуэлы для того, чтобы поговорить о глобальном восприятии социализма вообще, о конкретно венесуэльском его варианте и о том, как он сообразуется с нашей ситуацией.
Сам термин социализм в последнее время перестал быть обозначением общественно-политической системы конкретно в СССР. Мы говорим о скандинавском, китайском, том же венесуэльском социализме, хотя далеко не все страны, где этот строй реализован, возглавляются коммунистическими партиями. Социализм в общем - это набор неких социальных гарантий, предоставляемых государством гражданину. Несмотря на то, что в целом он одинаков от государства к государству, отличаясь, может быть, только качеством (китайские и шведские больницы выглядят по-разному), но валить различные социализмы в кучу и тем более равнять их - абсолютная глупость. 
На мой взгляд следует различить три типа социалистических систем по способу реализации соцгарантий: советский, скандинавский и латиноамериканский. Советский предполагает постулирование самим государством социальных обязательств,  идеологоцентричность этого процесса. Мы использовали бесплатную медицину, образование, поскольку государство провозгласило обеспечение их своей главной целью. Скандинавский социализм берёт начало в высокой сознательности общества, хорошем среднем уровне жизни и влиятельности общественных институтов (таких как профсоюзы), играющих значительную роль в жизни страны. Латиноамериканский же социализм - продукт не ценностного развития тамошнего общества, а, к сожалению, результат синергии удачного географического положения, благодаря чему той же Венесуэле достались значительные ресурсы, и высоких цен на углеводороды. У государства, грубо говоря, из ниоткуда появилось много денег, и оно решило шикнуть, введя прогрессивную госсистему. Но настоящий социализм им построить не удалось, вышел квази-социализм с люмпенским оттенком. Вообще, социализм, как и любая великая идея, многогранен. Как учёный увидит в кристалле алмаза игру разнообразных сил природы, а дикарь разглядит лишь блестящий камешек, так и социализм различными слоями общества воспринимается по-разному. Для кого-то это система, позволяющая свободно жить и трудиться, для кого-то - источник халявы. В СССР эта разница была отчётлива: кто-то работал, не жалея сил, создавая лучшие в мире космические корабли и самолёты, кто-то сидел в бесполезном НИИ, считая мух и заплетая косички подругам. Советская власть до самого своего конца не смогла изобрести те инструменты, что мотивировали бы каждого.Но всё-таки главным лозунгом в СССР был: "Кто не работает, тот не ест". При люмпен-социализме на первый план выходят дешевизна товаров, возможность не работать, бесплатные социальные гарантии. Собственная ответственность человека, стремление трудиться на благо общества, в этой матрице попросту отсутствует. У меня нет цели клеймить люмпен-социализм, я констатирую факт. И притом делаю это отнюдь не первым. Сам термин введён ещё Карлом Марксом, затем явление обличали Ленин и Сталин, оно отразилось и в художественных произведениях советской эпохи (типичный люмпен-пролетарий - Шариков у Булгакова, слесарь Полесов у Ильфа и Петрова, Камков у Фадеева (рассказ "О бедности и богатстве").
Можно долго рассуждать о причинах формирования в Венесуэле именно люмпен-социализма, говоря о несознательности жителей фавел, имеющих зачастую потребительский менталитет, о том, что социализм там был буквально спущен сверху во времена Чавеса, а не стал продуктом деятельности народных масс, о низком уровне образования, о слабом техническом развитии государства. Но главный факт в том, что тамошняя система имеет мало общего с советской, напоминая скорее нынешний российский олигархический капитализм. Судите сами - и у нас, и в них у руля - узкая кучка состоятельных людей, имеющая неограниченный доступ к ресурсам, и тут и там народ фактически не принимает участие в госуправлении, также как Каракас, Москва целиком и полностью зависит от цен на углеводороды. Возможно, и России предстоит венесуэльский экономический сценарий, если мы не озаботимся заменой некоторых властных персоналий, диверсификацией экономики и подлинно социалистическими реформами. 
Чего точно не стоит делать, так это считать венесуэльскую модель - идеальным воплощением коммунизма, неким нашим идеологическим реваншем за поражение 91-го года. Дескать, смотрите: СССР погиб, но на Западе расцветает новая красная заря. Это глубокая ошибка, проистекающая из непонимания реалий латинской Америки и принципов социалистического строительства. Принимающие подобную точку зрения, очень наивны, они относятся к тем людям, что исходят из лозунгов и символов, а не из реального положения дел. Не удивлюсь, что среди них немало и тех простаков, кто даже Путина полагает коммунистом потому, что тот в своё время заигрывал с левым движением, вернув советские гимн и флаг.

Комментариев нет

Технологии Blogger.