Флешмоб #путинвор в школах и будущее российского протеста


В стране вовсю идёт флешмоб под незатейливым названием #путинвор. Началось всё с того, что в посёлке Таёжный Красноярского края кто-то из учеников оставил на доске надпись "Путин-вор", в ответ на что получил отповедь от классного руководителя, выдержанную в духе, свойственном скорее партсобраниям конца тридцатых годов прошлого века. Запись оказалась вирусной, и по всей стране в школах и университетах начался флешмоб, задача которого - повторить первоначальную надпись. Таких фотографий уже сотни. В протестном, особенно либеральном сегменте интернета, их активно распространяют, вывешивают в открытые паблики, на страницах во вконтакте и фейсбуке, даже кое-где на корпоративных форумах.
Как человек оппозиционных взглядов я вижу в этой активности продолжение процессов пробуждения общества от двадцатилетней спячки. Однако, у значка вектора кроме указующей стрелки, определяющей направление, есть и противоположная сторона, пройдя до которой можно понять, откуда исходил импульс. И вот этот момент очень важен для понимания того, какой вообще характер приобрёл в нынешней России протест против власти.
Давайте начнём с момента, который, как ни странно, не прозвучал ни в одном политическом комментарии по поводу флешмоба - ни у патриотов, ни у либералов. Почему-то никто не задался вопросом о том, почему Путина именуют именно вором? Наименований же могло быть множество - тиран, душитель свобод, самозванец, и так далее, однако, изо всей этой разноголосицы молодёжь почему-то всё время выбирает один термин, притом, самый неочивидный - вор. Почему он неочевидный объяснить легко. Дело в том, что Путин, собственно, вряд ли когда-нибудь воровал что-то у тех школьников, что метят обвинениями в его адрес классные доски. Воровство всегда и повсюду обозначает завладение чужим имуществом. Но Путин никогда не выходил из Госхрана в маске из женского чулка и с мешком за плечами, не переписывал на свой счёт госдотации, не выписывал себе миллиардные затраты. Суть российской коррупции иная, её модель зиждется не на прямом африканском воровстве из бюджета, а на схемах с госзаказами, которые передаются своим людям, родственникам, каким-то близким компаниям, иногда принадлежащих самому чиновнику через цепочку посредников. Давайте рассмотрим ситуацию тезисно: например, Путин отдал подряд на строительство школы, в которой учится тот самый мальчик, что начал флешмоб, какому-нибудь Ротенбергу, и тот дорогу построил, затем поделившись прибылью с Путиным. Кто же тут - жертва воровства? Мальчик, который ходит по дороге? Нет. Государство? Тоже нет.
Но этот пострадавший есть, и я его вам укажу (помните о векторе!). Этот бедолага - другой бизнесмен, конкурент Ротенберга, которому подряд не достался. Вот у него-то Путин и украл потенциальную возможность получить часть государственных денег.
Следовательно, этимологию фразы искать надо в тезисной базе либеральной оппозиции, в той её части, которая идейно и материально связана с прижатым Путиным частным капиталом. Это у них Путин отобрал миллиардные доходы, какие-то их яхты и виллы, спортивные клубы и масл-кары.
Таким образом весь флешмоб #путинвор - всего лишь элемент внутриэлитной борьбы, схватки между богатыми и очень богатыми. Принимать в этом участие на стороне любого из противников - смешно и глупо. И, к сожалению, в нынешних условиях, когда борьба за власть становится всё более агрессивной, необходимо как можно чаще оглядываться на то, чьи интересы поддерживаешь, в ином случае участи "глупенькой жертвы самообмана в политике", по выражению Ленина, не избежать...

Комментариев нет

Технологии Blogger.