Конец сильной руки



Вместе с падением путинского рейтинга мы, вероятно, наблюдаем и начало куда более важного слома в общественном сознании – отказа от парадигмы сильной руки. Российская социальная матрица, сотни лет воспринимавшая вождизм как единственную форму существования, на наших глазах впервые даёт сбой. Лидерская модель, в веках многажды подтверждавшая жизнеспособность, реализуясь в победах Ивана Грозного, Петра Великого, Сталина, очевидно, споткнулась на Путине. И дело только отчасти в том, что народ, привыкший наблюдать сильную руку сжимающей меч на защите рубежей от ворогов, вдруг обнаружил её шарящей в своём кармане. Проблема скорее в моральном устаревании самой лидерской концепции на фоне дисперсии общества, размыкания его на фрагментированные страты, диктуемом развитием цивилизации. В информационный век, главные тренды которого – индивидуальное развитие личности, выявление её инаковости, фенотипизация, всё сложнее выделять группы, готовые признавать единую правящую волю. Организованный коллективный труд постепенно уходит из человеческого обихода, а следовательно, по Гегелю, считавшему личность производной общественных отношений, распадаются и человеческие интересы. Уже сейчас Путин ни к чёрту не сдался какому-нибудь московскому хипстеру в подвёрнутых джинсах, зарабатывающему веб-дизайном, или руководителю маленькой фирмочки, пишущей ПО для автоматики завода по переработке нефти, или учёному, изучающему движение грунтовых вод. Всё более становится очевидно, что безраздельное лидерство – атавизм прошлого, эффективный только в архаичных формах человеческих взаимодействий – таких как, например, война. Видимо, инстинктивно это во власти понимают, потому что мы регулярно наблюдаем попытки объединить страну вокруг её главы против общего врага, и видим, что срабатывает они реже и реже. Так, презентация нового оружия на послании Федсобранию, которой прочили роль программной для всего нового срока Путина, с треском провалилась, судя по опросам, потихоньку устаёт народ и от внешнеполитической повестки. Беда для сильного правителя не столько в том, что в новое время собственный народ не очень-то хочет воевать и самоутверждаться, но и в том, что и другие народы, точно также распадающиеся на страты, на индивидуальности, не горят этим желанием.
Когда произойдёт окончательный отказ от сильной руки, предсказать сложно. Событиями часто управляет процесс, который я называю исторической обречённостью. Как камень, сорвавшись от удерживающего его на холме бугорка обречён катиться с нарастающей скоростью вниз, так и режимы, выйдя из состояния стазиса, неизменно стремятся к собственной гибели. Так Наполеон, вырвавшись с Эльбы, не принял спокойного существования, а рванулся к Ватерлоо и Святой Елене, ставшей его могилой, так Гитлер в последние годы войны, обескровившей народ, последние силы пускал на одну тотальную битву за другой, ведя Германию к уничтожению. И не то же мы видим и сегодня, когда на фоне общего возмущения коррупцией - воруют всё больше, уже залезая в пенсии? Когда дня не проходит без очередной посадки за пост или лайк, власть отказывается даже обсуждать отмену этой позорной практики (законопроекту Шаргунова о 282-й статье дан отлуп)? Когда уже смеющиеся над повсеместным кумовством СМИ обнаруживают на ключевых постах крупнейших предприятий уже не ближних Путина, а – двоюродных племянников, сватов, кумовьёв, и прочую седьмую воду на киселе?..
Хочется только надеяться, что история урок не окажется слишком к нам строга. Право уж - за девяностые, за две чеченские войны, за бесправие последних десятилетий - Россия заслужила каплю снисхождения...

Комментариев нет

Технологии Blogger.