Солженицын без софитов


Читать сочинения Солженицына интереснее всего в контексте времени. Быков как-то сравнивал того с Достоевским - мол, оба каторжники, здесь и здесь судьбы их похожи, и так далее. Это, разумеется, сильная натяжка - где Достоевский и где Солженицын! Где Достоевский с его слезой ребёнка и где Солженицын, у которого 50 миллионов только расстрелянных русских (почитай - половина населения страны). Гуманистические проповеди великого выходца из Мёртвого дома и какая-то дремучая черносотенщина не рифмуются в истории никак. Но есть между этими людьми связь иная. Достоевский буквально предсказал Солженицына. Вот из романа "Бесы" речь Пети Верховенского:
"Мы скажем, что он "скрывается", -- тихо, каким-то любовным шепотом проговорил Верховенский, в самом деле как будто пьяный. - Знаете ли вы, что значит это словцо: "Он скрывается"? Но он явится, явится. Мы пустим легенду получше, чем у скопцов. Он есть, но никто не видал его. О, какую легенду можно пустить!"
Вспомнив литературную биографию Солженицына нельзя не задаться вопросом: не это ли, не таинственность ли автора, не искусственно ли созданный на него дефицит дал ему всенародную известность? Он - вольно или невольно, но - скрывался. Из неплохого автора (не хочу умалять литературных достоинств), и гораздо лучшего, чем художник - публициста, полемиста, КГБ раскрутил звезду всероссийского масштаба, таинственного вестника истины, всадника Апокалипсиса. Представьте, что был бы Солженицын, а был бы Правдицын, а был бы Полуправдицын, а была бы возможность у них дискутировать, а были бы открыты цифры - получила бы советская система такой удар? Разумеется, нет, ни в коем случае. Вышел бы не монолог Солженицына с трибуны, а диалог, где то и дело был бы он забиваем фактами...
Солженицын со своей мещанской приобретательской моралью был бы изгоняем из каждого честного общества, как, если помнят, БИНХом гнали Бурматова, его мировоззрение было бы повержено. Но вышло наоборот, и сложились такие как он, и грянул 91-й год.
То есть я повторюсь снова с моей идеей - непременно должна допускаться во всякой идеологии противоположность, полифония мнений.
Важен ещё тот момент, что справедливая, честная система ценностей, как это ни парадоксально, и дала Солженицыну шанс на его литературный залп. При социализме каждый роман, каждое художественное произведение служили усовершенствованию общества. Это сейчас продажные менты, богатые совратители и маньяки-убийцы - персонажи дешёвеньких романчиков и бандитских сериальчиков. Выйди всё это в советское время, случились бы обсуждения - действительно ли видел автор, есть ли такое в нашем кругу? (Помните все эти дискуссии жаркие на собраниях трудовых коллективов?) И уж непременно были бы меры. 
В обществе нынешнем все эти разоблачения неопасны, дидактическая роль искусства - на втором плане, а на первом - развлекательная. Это, наверное, главная лакмусовая бумажка, по которой ясна деградация.

Комментариев нет

Технологии Blogger.