Чем Путин отличается от Сталина и почему это отличие - залог краха выстроенной им политической системы


"Если мой внук помрёт [от отравления], я тебе эти очки в ж*** засуну", - в ролике по ссылке говорит один из митингующих против грандиозной свалки в Волоколамске главе района Евгению Гаврилову. В Волоколамске, где третий месяц не стихают волнения, которые, кажется, только сейчас начали попадать в объективы федеральных СМИ, действующий глава государства набрал свыше семидесяти процентов - как везде. Несмотря на то, что каждый житель города, задыхающегося в вони, знает, что вина за их страдания полностью лежит на прямых назначенцах Путина - губернаторе Воробьёве, оказавшемся во власти благодаря протекции отца - давнего друга Путина и окружении министра обороны Шойгу, напрямую свои беды с главой государства люди не связывают. Он стал некой иконой, архетипом, неподвластным сиюминутным порывам политических ветров - даже если дуют они с Волоколамской свалке и их жертвами становятся десятки детей, госпитализированных ныне в местные больницы. Все, кто ниже - и главы местных образований, и даже губернатор Воробьёв, набравший на выборах главы области грандиозные 78 процентов и закиданный снежками, никак с Путиным не ассоциируются, он выше всей этой суеты. На политическом Олимпе он одинок - ни Шойгу, ни Медведев, ни Володин никогда не стояли с ним рядом.
В этом глубокое отличие нынешнего режима от созданного Сталиным. При Сталине существовал целый пантеон небожителей - от Берии до Ворошилова, от Лысенко до Хрущёва. Каждый из них обладал собственной житийной парадигмой, был окружён ореолом собственных легенд. О каждом слагали легенды и песни, в честь каждого назывались населённые пункты и улицы. Был Сталинград, но был и Калинин, и Ворошиловград... 
Но и они были не главные, они, включая и самого Сталина, были не богами, а жрецами, некими вестниками нового, светлого будущего, выразителями идей и чаяний народа. Заменить любого из них было несложно, системе это ни в коем случае не угрожало, она сохраняла стабильность при любом раскладе.
Другое дело - Путин. Перестав ассоциироваться с властью как таковой, став над её механизмами, он вполне может эту власть потерять. Видимая всесильность обернулась для него бессилием. Не виня непосредственно Путина в своих проблемах, люди всё меньше рассчитывают на него, всё меньше рассматривают как непосредственного властителя, от которого зависит их повседневная жизнь. И это видимое всесилие оборачивается грандиозной слабостью. Путин фактически лишён управленческих инструментов - как показывает практика, всё, что он может делать в кадровом поле - менять одних болванчиков на других, утилизируя тех, что, подобно губке, аккумулировали общественное недовольство и ставя на их место новых, свежих. Ни о какой подвижности в такой системе говорить не стоит, она предельно хрупка и, будучи заточена под волю одного человека, разрушится с его уходом. А если авторитетов в выстроенной Путиным системе нет, то нет авторитета и у самого Путина.
Володин заявил недавно: нет Путина - нет России. И это правда, с уходом Путина нынешняя страна потеряет экзистенциальный смысл, лишившись кумира, она перестанет существовать в прежних нормах и парадигмах, и вынуждена будет или расколоться, или кардинально поменять стиль и методы управления. 

1 комментарий:

  1. «Не допускается подбор кадров по признакам родства и кумовства, землячества, личной преданности. Нарушение этих норм: подбор работников по признакам приятельских отношений, личной пре-данности, землячества и родства – несовместимо с пребыванием в рядах партии.» И.В.Сталин


    ОтветитьУдалить

Технологии Blogger.