Слово в защиту русского языка


В ответ на моё вступительное слово о журнале получил несколько писем. В частности, одну девушку, представившуюся студенткой филфака МГУ ужасно возмутил мой призыв защищать русский язык. В её послании я назван и националистом, и дремучим врагом прогресса, одним из тех, что стремительно тянут общество назад, и славянофилом, и убогим почвенником. Привела в пример и трафаретную историю с исландским языком, где были запрещены заимствования вовсе и, например, название компьютера превратилось в предложение из девятнадцати слов. По этому примеру заключаю, кстати, что девушка не старше восемнадцати лет, потому что, добравшись до программы третьего и четвёртого курсов, она выучила бы эпитеты поизящнее, и уж непременно попрекнула бы меня Данилевским и "Русской правдой".
Однако, хоть и наивно это письмо, пусть и переполнено штампами, но и ответить нельзя. Как ни странно, дискурса на тему чистоты языка у нас не существует, он, как говорят подобные же молодые люди, не в тренде.  И потому западническая аргументация существует в неком безвоздушном пространстве, совершенно не встречая сопротивления.
Начну с обвинений в национализме,  консерватизме и прочих смертных грехах. Странно вообще, что только скажешь на русской же земле слово в защиту чего-то русского, как немедленно схлопочешь от рукопожатной публики какое-нибудь дикое прозвище чуть ли ни фашиста. Это должно же о чём-то говорить? Но гораздо интереснее постановка вопроса о консерватизме. Дело не в том, что обвинение абсурдно само по себе, вы обратите внимание на его иезуитскую суть - ведь фактически русский язык априори объявляется чем-то отсталым, унылым, слабым, те же, кто его реформируют (разумеется, саксонским лексиконом), непременно служат силам прогресса, высшему человеческому достоинству и гуманизму. Сама по себе русская цивилизация в глазах этих господ есть нечто косное, неудобоваримое, неспособное к развитию без влияния извне.
Притом, я вовсе не требую каких-то запретов и ограничений, об этом также есть в моей статье, которую цитирует барышня. Я лишь призываю аналитически подходить к обновлению языка. Посмотрите, сколько бессмысленного вздора, никчёмного словесного мусора мы нанесли в язык за годы демократии! Все эти импичменты, инаугурации, саммиты, триллеры, дайджесты, кастинги, а ещё - менеджеры, мэры, бестселлеры, - неужели же так незаменимы все эти слова? В иных случаях отговариваются краткостью англицизмов в сравнении с русскими аналогами, но даже она не объясняет, например, почему слово транспарентность, столь любимое нашими чиновниками, выместило из официальной речи более короткую, привычную и легче произносимую прозрачность.
Понятно, что набивая в русский язык как можно больше английских слов и выражений, эти люди желают как можно дальше отойти от мнимой посконности и домотканности нашей речи, приблизиться к благословенному и прогрессивному Запад. Тут подводит наша русская всечеловечность,  способность проникаться обычаями других народов. Русский человек энергичен, страстен, способен увлекаться до какого-то сумасшествия. Если спокойный европеец или задумчивый китаец возьмёт английское слово или обычай, повертит и отложит в сторону, то русский, если показалось ему приятным что-то английское, из кожи вон вылезет, чтобы непременно, с ног до головы стать образцовым американцем или англичанином, решительно всё перенимает, начиная от праздников и кончая даже обычаем поднимать американский флаг перед домом. Притом, с ненавистью отвергает всё собственное.
Но это предательство себя, своей натуры, никогда не проходит даром. Во-первых потому, что русский человек, как бы ни старался он, никогда не станет на Западе своим. Никогда Тургенева прожившего во Франции конец жизни и умершего там, водившего дружбу с Мопассаном, не признавали французы за француза, никогда того же Набокова, писавшего даже на английском, не считали именно английским писателем. На всё это там смотрят без какого-либо уважения и к лакействующим перед их культурой и относятся как к лакеям.
Язык - одна из национальных черт, может быть, определяющая черта, и отторжение её грозит  инвалидностью.Посмотрите на тех, кто лишился языка и лишился Родины, всех этих вынужденных или колбасных переселенцев из России на Запад. Нет зрелища печальнее, чем смотреть на то, как они трутся между русскими, на наших форумах, и клеймят и громят Россию. Эта их ненависть - ни что иное как фантомная боль по утраченной самости.
Тогда и только тогда русский человек сможет быть уважаем где бы то ни было, когда сам он научится уважать себя.
Так давайте сбросим вериги западного влияния, начнём уважать себя, свой язык и собственную культуру!

Комментариев нет

Технологии Blogger.