Декрет о свободе совести с комментариями


ДЕКРЕТ
о свободе совести, церковных и религиозных обществах, принятый Советом Народных Комиссаров РСФСР 20 января (2 февраля) 1918 г.

1. Церковь отделяется от государства.
2. В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан.
3. Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются.
Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан устраняется.
4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями.
5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права граждан и Советской Республики.
Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения в этих случаях общественного порядка и безопасности.
6. Никто не может, ссылаясь на свои религиозные воззрения, уклоняться от исполнения своих гражданских обязанностей.
Изъятия из этого положения, под условием замены одной гражданской обязанности другой, в каждом отдельном случае допускаются по решению народного суда.
7. Религиозная клятва или присяга отменяется.
В необходимых случаях дается лишь торжественное обещание.
8. Акты гражданского состояния ведутся исключительно гражданской властью: отделами записи браков и рождений.
9. Школа отделяется от церкви.
Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается.
Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.
10. Все церковные и религиозные общества подчиняются общим положениям о частных обществах и союзах и не пользуются никакими ни преимуществами, ни субсидиями ни от государства, ни от его местных автономных и самоуправляющихся установлений.
11. Принудительные взыскания сборов и обложений в пользу церковных или религиозных обществ, равно как меры принуждения или наказания со стороны этих обществ над их сочленами, не допускаются.
12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью.
Прав юридического лица они не имеют.
13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием.
Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ.
Председатель Совета Народных Комиссаров
В. УЛЬЯНОВ (Ленин).
Народные комиссары:
Н. ПОДВОЙСКИЙ. В. АЛГАСОВ. В. ТРУТОВСКИЙ. А. ШЛИХТЕР. 
П. ПРОШЬЯН. В. МЕНЖИНСКИЙ. А. ШЛЯПНИКОВ. Г. ПЕТРОВСКИЙ.
Управляющий делами Вл. БОНЧ-БРУЕВИЧ.
Секретарь Н. ГОРБУНОВ.

2 ФЕВРАЛЯ (20 января по старому стилю) 1918 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах. Это был один из первых декретов Советского правительства, утвержденный вскоре после таких важнейших и общеизвестных, как декреты «О мире», «О земле», «Об образовании Рабочего и Крестьянского правительства», «О национализации банков». За несколько дней до этого, 28 января, был принят Декрет об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Таким образом, очевидно, что проблемы свободы совести были для молодой Советской республики не менее важны, нежели вопросы защиты от внешнего врага или экономическое и политическое строительство нового государства.
Но ведь это действительно так: в многонациональной и многоконфессиональной Российской империи православная церковь являлась не только религиозным, но и политическим институтом, используемым властью и имеющим собвенную власть. При этом мало, а порой вовсе никак не учитывалось, что власть эта зачастую подавляла и ущемляла представителей иных религиозных верований и традиций. Тем более — людей неверующих, которых юридически как бы вовсе не существовало. Хотя бы потому, что все акты гражданской регистрации (рождение, брак, смерть) фиксировались именно церковью, а религиозная принадлежность человека записывалась в официальных документах. Между тем неверующих к 1917 году, причем среди представителей самых разных сословий, было очень немало. Показательно, что когда после Февральской революции в армии было отменено обязательное причастие для солдат, то добровольно причащавшихся оказалось лишь около 10%.
Иными словами, Декрет, текст которого мы воспроизводим полностью, действительно даровал гражданам, верующим и неверующим, свободу совести — одно из важнейших демократических прав, и отнюдь не носил какой-либо запретительный и дискриминационный характер.
В современном российском обществе сегодня широко обсуждается проблема взаимоотношений власти и церкви, школы и церкви. На страницах нашей газеты по этому поводу состоялась целая дискуссия. Что касается образования, после многих десятилетий отделения школы от государства в определенных кругах сложилось чисто теоретическое, оторванное от реального опыта представление, что такое отделение неправильно. Однако в феврале 1918 года церковно-приходские школы и гимназический Закон Божий были не далекой историей, а реальностью. А потому представлялось очевидным: религиозные верования, изучаемые в общеобразовательных учреждениях, не приносят пользы, а скорее мешают в образовательном процессе при формировании научной картины мира. Да и веру во многих случаях не укрепляют, а отравляют навязанной рутиной школьной зубрежки, формализмом и обязаловкой, губительными для духовной жизни. Между тем Декрет дает право гражданам обучать и обучаться религии по собственному желанию частным образом. 
Что касается вопроса церковной собственности, который сейчас также много муссируется, то, как и всякую другую крупную частную собственность, Декрет объявляет ее народным достоянием. Над текстом Декрета работал лично В.И. Ленин, внося свои правки. Одна из них особенно показательна. В первоначальном варианте закона говорилось: «Порядок учета, хранения и хозяйственного распоряжения зданиями и предметами, предназначенными специально для богослужебных целей, определяется постановлениями местной и центральной государственной власти». После правки Ленина в окончательном варианте этот абзац выглядит так: «Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной и центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ». То есть желающим предоставляется полная возможность справлять религиозный культ, пользуясь для этого необходимыми материальными ценностями в рамках законов и правил, которым в демократическом государстве должны подчиняться все, независимо от веры. И никакая религия не может оправдать владения незаработанными богатствами и ценностями. 
Сегодня, спустя 90 лет, когда церковь в России, как в давние времена, при нищающем населении обладает огромным материальным богатством, имеет налоговые и прочие льготы, претендует на монополию в нравственном и духовном образовании школьников, Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах, его общедемократические нормы выглядят особенно актуально.

Комментариев нет

Технологии Blogger.