Серебряковщина: откуда берётся утробная ненависть либералов к России?


Решил заново посмотреть интервью Серебрякова Юрию Дудю. В первый раз оно вызвало у меня чувство глубочайшего омерзения к этому человеку. Все эти его рассуждения о русском народе, как о вечном ленивом, тупом рабе, все его представления об искусстве, которые не совпадают ни с какой эстетикой, отсутствие у него самого какого-либо таланта - всё это мне было отвратительно, хоть и не оказалось чем-то новым. Подобные замечательные либеральные рассуждения мы слышим без малого тридцать лет.
Теперь же, просмотрев эфир заново, проникся к этому человеку какой-то почти тёплой жалостью. Да, его тупенькие выводы , как то самое убеждение, что живут люди в грязи и с кривыми заборами от врождённой лени, а не от апатии, вызванной бедностью (об этом ещё много будем рассуждать в будущем), все происходят от незнания жизни. Его убеждённость в том, что русский народ - вечно пьяный хам, попросту противоречит жизни и элементарной статистике. Его любовь к картинам, наполненным свинцовой тяжестью бытия, вроде той самой сцены с бомжем, насилующим девушку, говорит просто об озлобленности.
Но прежде чем кидать в этого глупого, примитивного и явно пьющего человека камни, прежде чем требовать запереть его за решётку, взгляните поближе: он сам запер себя. Вокруг него нет друзей и братьев, а одни предатели, злодеи и насильники, у него нет Родины, а есть зловонная яма, нет будущего, а есть вечное гниение вокруг. Страшная, чудовищная действительность, которую он сам себе сочинил, окружила, сковала его со всех сторон, взяла в плен. Он считает себя волком, зажатым со всех сторон, и щерится на мир как озлобленное животное.
И нет в мире для подобных ему ни добра, ни красоты, вообще нет ничего человеческого.
Откуда же взялись эти люди? Откуда явилась их ненависть к Родине, доходящая до какого-то животного, оскотинивающего чувства? 
Всё довольно просто: либерализм есть явление внешнее, чуждое русскому народу, и, будучи внешним, и носителей своих выводит за границы русской ментальности, делает их неспособными к пониманию русской природы и русской традиции. Либерал пришелец в России именно по происхождению своей идеи, рождённой не в России, а унаследованной, вульгарно скопированной из каких-то западных, может быть прекрасных и поучительных, но не исключительных и не всеохватных источников, не видевших и не воспринимавших Россию во всей её широте. Притом, вы посмотрите, сколько русского, то есть отчаянного и решительного, в нашем либерале! Съездил в Америку, в Европу, увидел там идеал, восхитился, и на одном этом голом впечатлении решил построить ту же Америку и Европу - зачастую даже буквально с Манхэттеном и Тауэром здесь, в России. При этом он ни секунды ни раздумывает о том, будут ли уместны у нас эти, безусловно величественные постройки, да и способен ли он сам их возвести. Тут же берёт лопату, кирку и бросается на старое, дабы снести - а уж получится или нет установить что-нибудь на его месте, не волнуется ни капли. В этой нравственной тупости есть что-то торжественное, почти гениальное. Я помню, один либеральный депутат Госдумы из партии "Выбор России" в конце девяностых восхищался тем, что в школах появились наркотики. Да чему же вы радуетесь? - спросили его. - Ну понимаете, вот в Америке это есть, а теперь - и у нас! Притом, заметьте, это стремление к механическому копированию западного непоколебимо у них двадцать лет. Ни разу и не попытались понять Россию, хотя бы как материал, а всё развитие их в том, что поменяли идеал - тогда молились на Ротшильдов, теперь - на Маска.
Россия, конечно, не поддаётся - да и странно великой стране поддаваться грубой и голой силе. И тогда-то и начинается эта вековечная обида, узнанная и у Серебрякова. Обида на то, что Россия - не Америка и не Европа, обида на народ, не сумевший понять демократию, так, как поняли её они, обида, наконец, пусть и скрытая, на себя, на собственное своё бессилие. А вместе с этим даёт себя знать и отделённость их от страны, которую ощущают они даже друг с другом. А отделённость эта, самоосознание себя отрезанным ломтём - чувство страшное, жуткое, иссушающее. Я в повести "Узел связи" рассказывал о том, как переживают его, например, солдаты, вольно или невольно отделяющиеся от коллектива и начинающие вместо дедовщины, измучившей их, жить по уставу. Казалось бы - свобода, но на деле пытки хуже невозможно придумать. Эта отрешённость от народа сообщает либералам и определённые моральные особенности. Никогда здоровый человек не будет наслаждаться смакованием насилия, всеми этими жуткими сценами половой и нравственной распущенности из фильмов Балабанова, Звягинцева и Смирнова. На это способна лишь душа страдающая, лишённая Родины, веры, изнывающая под гнётом неразрешённости внутренних конфликтов. 

2 комментария:

  1. Благодарна за статью. Наконец то стремление объективно разобраться в этом явлении.
    На мой взгляд - хороший анализ.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный7 марта 2018 г., 6:41

    Ваша статья- это очередная выгребная яма с помоями! Такие как вы, раньше писали доносы, да и сейчас пишут. Серебряков - Народный Артист! А вы кто? Очередной голос из унитаза?

    ОтветитьУдалить

Технологии Blogger.